СтихиЯ
спонсор
 
 
Обсуждение произведения "[MAT] Кипеж-град" (автор: Мирра Лукенглас) [все реплики на одной странице]
 
гастарбайтер [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/+0] [игнорировать рецензента]
83.149.x.x
-
10-02-2010, 22:42:59;
  Для автора:
Спасибо, Мирра, очень интересно))). А вот ещё немножечко для Дивы:

Киевская Русь была группой княжеств, управляемых князьями варяжской династии и расположенных в бассейне трех рек, которые почти непрерывной линией соединяют Балтийское море с Черным, и начальная летопись совершенно точно определяет географическую сущность этого государства как «путь из Варяг в Греки». Площадь этой Киевской Руси не составляла и двадцатой доли общей площади той России, в которой родились все мы. Киевская Русь не только не была по территории своей тождественна хотя бы с так называемой Европейской Россией, но даже не являлась на территории этой Европейской России самой значительной единицей в политическом или хозяйственном отношении. Государства Хозарское (в низовьях Волги и на Дону) и Болгарское (в среднем течении Волги и по Каме), существовавшие одновременно с Киевскою Русью, были хозяйственно и политически едва ли не значительнее ее. Государство (политическое или хозяйственное) на территории Европейской России в те времена было невозможно ни для одного из этих оседлых, привязанных к тому или иному речному бассейну государств, ибо на пути к Черному и Каспийскому морям лежала широкая полоса степи, а по ней кочевали воинственные кочевники, которых никто вполне подчинить себе не мог и которые делали невозможным всякое стремление оседлых государств к господству и расширению. Потому-то из Киевской Руси и не могло развиться никакого мощного государства, и представление о том, будто бы позднейшее русское государство есть продолжение Киевской Руси, в корне неправильно. Киевская Русь не могла ни расширять своей территории, ни увеличивать свою внутреннюю государственную мощь, ибо будучи естественно прикреплена к известной речной системе, она в то же время не могла вполне овладеть всей этой системой до конца; нижняя, самая важная часть этой системы, пролегающая по степи, оставалась всегда под ударами степных кочевников, печенегов, половцев и проч. Киевской Руси оставалось только разлагаться и дробиться на мелкие княжества, постоянно друг с другом воюющие и лишенные всякого более высокого представления о государственности. Это было неизбежно.

Одного взгляда на историческую карту достаточно, чтобы убедиться в том, что почти вся территория современного СССР некогда составляла часть монгольской монархии, основанной великим Чингисханом.

Таким образом, в исторической перспективе то современное государство, которое можно называть и Россией, и СССР (дело не в названии), есть часть великой монгольской монархии, основанной Чингисханом.

Географически территория России как основного ядра монгольской монархии может быть определена следующей схемой. Существует длинная, более или менее непрерывная полоса безлесных равнин и плоскогорий, тянущаяся почти от Тихого океана до устьев Дуная. Эту полосу можно назвать системой степи. С севера она окаймлена широкой полосой лесов, за которой идет полоса тундр. С юга система степи окаймлена горными хребтами. Таким образом, имеются четыре тянущиеся с запада на восток параллельные полосы: тундровая, лесная, степная, горная. В меридиональном направлении, т.е. с севера на юг или с юга на север, вся эта система четырех полос пересекается системами больших рек. Такова сущность внутреннего географического строения рассматриваемой географической области. Внешние очертания ее характеризуются отсутствием выхода к открытому морю и отсутствием той изорванности береговой линии, которая так типична, с одной стороны, для Западной и Средней Европы, с другой, - для Восточной и Южной Азии. Наконец, в отношении климатическом вся рассматриваемая область отличается как от Европы, так и от собственно Азии целым рядом признаков, которые можно объединить под выражением «континентальность климата»: резкое различие между температурой зимы и лета, особое направление изотерм и ветров и т.д. Все это, вместе взятое, позволяет отделять рассматриваемую область от собственно Европы и собственно Азии и считать ее особым материком, особой частью света, которую в отличие от Европы и Азии можно назвать Евразией. Население этой части света неоднородно и принадлежит к различным расам. Между русским, с одной стороны, и бурятом или самоедом - с другой, различие очень велико. Но характерно, что между этими крайними точками существует целая непрерывная цепь промежуточных переходных звеньев. В отношении внешнего антропологического типа лица и строения тела нет резкой разницы между великорусом и мордвином или зырянином; но от зырянина и мордвина опять-таки нет резкого перехода к черемису или вотяку; по типу волжско-камские финны (мордва, вотяки, черемисы) близко сходны с волжскими тюрками (чувашами, татарами, мещеряками); татарский тип так же постепенно переходит к типу башкир и киргизов, от которых путем таких же постепенных переходов приходим к типу собственно монголов, калмыков и бурят.

Первоначально на территории Евразии наблюдались, с одной стороны, племена и государства речные, с оседлым бытовым укладом, и, с другой стороны, племена степные, в бытовом отношении кочевнические.

Положение резко изменилось, когда Чингисхан подчинил себе все кочевые племена евразийских степей и превратил евразийскую степную систему в одно сплошное кочевническое государство с прочной военной организацией. Перед такой силой ничто устоять не могло. Все государственные образования на территории Евразии должны были утратить свою самостоятельность и поступить в подчинение владыке степей. Таким образом, Чингисхану удалось выполнить историческую задачу, поставленную самой природой Евразии, - задачу государственного объединения всей этой части света. Он выполнил эту задачу так, как только и можно было ее выполнить, - объединив под своей властью степь, а через степь и всю остальную Евразию.

Важным историческим моментом было не «свержение ига», не обособление России от власти Орды, а распространение власти Москвы на значительную часть территории, некогда подвластной Орде, другими словами, замена ордынского хана московским царем с перенесением ханской ставки в Москву. Это случилось при Иоанне Грозном после завоевания Казани, Астрахани и Сибири.

Н.С.Трубецкой Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока.

гастарбайтер [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/+0] [игнорировать рецензента]
83.149.x.x
-
09-02-2010, 18:58:09;
  Для автора:
а есть книга Аббасова в Интернете?

Мирра Лукенглас [произведения рецензента] [карма рецензента: +3/-14] [игнорировать рецензента]
95.32.x.x
-
09-02-2010, 18:03:25;
  Для Божествен*ая Дива:
А почему Вы, девушка, думаете, что я не знаю, что тусовавшиеся по моим родным землям племена были ираноязычными? Сарматские и скифские захоронения в Воронежской области недавно нашли - севернее, чем было принято считать. И то, что "малоросы" (украинцам ни фига не нравится это название, тем более, что малороссы) красивы собой - не спорю, половина области - хохлы. Ну и что? :)))

Божествен*ая Дива [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/-7] [игнорировать рецензента]
77.241.x.x
-
09-02-2010, 17:55:34;
  Для Мирра Лукенглас:
и вообще по мои наблюдениям малоросы в раз десять красивее русских) я уж не говорю про татар - которые вообще все страшные и на одно лицо.

Божествен*ая Дива [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/-7] [игнорировать рецензента]
77.241.x.x
-
09-02-2010, 17:49:30;
  Для Мирра Лукенглас:
да знали бы вы сколько древних культур и стоянок было найдено на территории соврменной РФ - но нигде не установлено что георгои-скифы или сарматы или та же сатлово-маяцкая культура имеет какое-либо отношения к древним славянам. хазары имели возможно древнеиранское происхождение но исповедовали иудаизм, чёрт с ними с хазарами.
я вашему товарищу гастарбайтеру объясняю что может быть вы, русские, и имеете какое-то мощное монголо-таттарское влияние и финно-угорское, а мы, малоросы, частично если и имеем какие-то вливания инородческие в древности - то это бы те же древнеираснкие племена - а дрвенеиранские племена - как скифы например - имеют индоевропейское, а не азиатское происхождение.

Божествен*ая Дива [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/-7] [игнорировать рецензента]
77.241.x.x
-
08-02-2010, 19:47:48;
  Для гастарбайтер:
и как вы не навязывайте племена кочевнииков и прочих "черных клобуков" - ни в одном серьёзном исследовании нигде не написано о том что малоросы с теми кочевниками мешались. бред сивой кобылы.

Божествен*ая Дива [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/-7] [игнорировать рецензента]
77.241.x.x
-
08-02-2010, 19:42:33;
  К восточнославянским народам относят русских, украинцев и белорусов, а
также субэтнические группы малой численности: поморы, казаки донские,
казаки запорожские, казаки-некрасовцы, русскоустьинцы, марковцы и
некоторые другие. Территория проживания этих народов компактна,
ограничена с запада Польшей, прибалтийскими странами, странами
Скандинавии, с севера – Северным Ледовитым океаном, далее с востока
реками Двина и Волга и с юга – Черным морем. Основная часть приходится на
Восточноевропейскую равнину, которая диктует основной ланшафт территории
(равнины, зона лиственных лесов). Климат умеренный.

Антропологическая литература о восточных славянах очень велика. А.П.
Богданов (1865) был первым, кто показал роль финских этнических элементов
в антропологическом составе восточных славян. Н.Ю. Зограф собрал обширные
антропологические данные по волго-камско-уральскому региону. Е.М.
Чепурковский (1913) впервые собрал очень полные антропологические данные,
характеризующие основные типологические варианты, и предложил гипотезу
формирования русского народа на финском субстрате с участием пришлых
элементов. В.В. Бунак (1932) разработал первую антропологическую
классификацию восточнославянских народов и показал большую важность
переселений с запада, с одной стороны, и автохтонного субстрата с другой.
Т.А. Трофимова (1946) создала более детальную классификацию восточных
славян и концепциюих автохтонного происхождения с участием элементов,
присутствующих у финнов. Г.Ф. Дебец (1948) также защищал гипотезу
автохтонного происхождения восточных славян и невозможность выделения
антропологических особенностей, специфических только для славян. Сводка
основных табличных данных из этих работ произведена Ю.А. Дурново (1965).

Антропологические особенности современного восточнославянского
населения изучались Русской антропологической экспедицией Института
этнографии АН СССР под руководством В. В. Бунака, Украинской
антропологической экспедицией Украинской АН ССР под руководством В. Д.
Дяченко . Белорусы обследовались во время работы Прибалтийской антрополого-
этнографической экспедиции (Витов, Марк, Чебоксаров, 1959) и Украинской
экспедицией и отдельными исследователями – В.В. Бунаком, Р.Я. Денисовой,
В.Д. Дяченко , М.В. Витовым.

Для восточных славян характерно два антропологических типа: атланто-
балтийский и среднеевропейский.
Атланто-балтийская малая раса характеризуется светлой пигментацией
кожи, светлыми оттенками глаз и волос. Волосы широковолнистые и мягкие,
рост бороды средний и выше среднего, третичный волосяной покров – от
среднего до слабого. Лицо и голова достаточно крупные. Головной указатель
– на границы долихо- и мезокефалии, высота лица несколько преобладает над
шириной. Высота нижнего отдела лица значительная. Нос обычно прямой и
узкий, с высоким переносьем. Характерна для популяций русских и
беларусов.
Среднеевропейская малая раса близка к атланто-балтийской, но
отличается более сильной пигментацией волос («пояс шатенов»). Головной
указатель, как правило, брахикефальный. Большинство пропорций лица имеют
средние значения. Рост бороды средний и выше среднего, третичный
волосяной покров умеренный. Нос с прямой спинкой и высоким переносьем,
длина его варьирует. Восточные варианты этой расы светлее. Характерна для
русских и украинцев.
Кроме того, выделяется несколько комплексов (по Т.И. Алексеевой), в
основе которых лежат черты, присущие населению той или иной территории:
прибалтийский, белозерско-камский, валдайско-верхнеднепровский,
центрально-восточноевропейский, приднепровский, степной, волго-камский и
приуральский. Из перечисленных антропологических комплексов наибольшее
распространение среди восточнославянского населения имеют три: валдайско-
верхнеднапровский (широко распространён по всему Двинско-Припятскому
междуречью, в среднем течении Западной Двины) – у белорусов и русского
населения верховьев Днепра и истоков Волги, центрально-
восточноевропейский (локализуется по Оке и её притокам, в верховьях Дона,
по Клязьме, в верхнем и среднем течении Волги) – у большинства русских
групп и приднепровский (распространён в среднем течении Днепра и по его
притокам) – у украинцев. Остальные комплексы, отмеченные на территории
Восточной Европы, обнаруживаются в славянском населении преимущественно в
контактных зонах. Рассмотрение территориальных вариантов в
антропологическом составе современного восточнославянского населения
показало, что по всему комплексу расоводиагностических черт русские и
белорусы тяготеют к северо-западным группам, украинцы к южным.

Самым важным итогом антропологических исследований на территории
Восточной Европы к проблемам этногенеза восточнославянских народов
является выделение восточноевропейского типа как особой самостоятельной
ветви в пределах европеоидной расы. Тип этот характерен для населения
центральных районов ареала русского народа.

В центральных областях Украины В.Д. Дяченко выделяет
центральноукраинский тип (этот же тип, под названием приднепровский,
выделяет Т.И. Алексеева). В этом нашло отражение известное своеобразие
украинцев в антропологических особенностях по сравнению с русскими и
беларусами. В целом особенности южной средиземноморской малой расы
выражены у украинцев сильнее, чем у их соседей.

Люди, населявшие север и центр Восточно-Европейской равнины,
говорили на индоевропейских и финноугорских языках. Восточно-славянские
народы говорят на славянских языках индоевропейской группы. Эти языки
близки к балтийским, на которых говорят литовцы и латыши. Ветвь
славянских языков выделилась в V – VI вв н. э. И в то время, и в
последующие века не было отчетливого соединения и размежевания племен по
языковому признаку; племена враждовали или поддерживали добрососедские
отношения, не придавая первостепенного значения этническим различиям или
сходству.

Практически все источники весьма выразительно с привязкой к
определенной территории фиксируют славян лишь с середины I тыс. н. э.
(чаще всего с IV), т. е. тогда, когда они выступают на исторической арене
Европы как многочисленная этническая общность.

Античные авторы (Плиний Старший, Тацит, Геродот) знали славян под
именем вендов. Упоминания присутствуют у византийских и арабских авторов,
в скандинавских сагах, в германских сказаниях.

Предыстория восточных славян начинается с III тыс. до н. э. Племена
протославян уже знали мотыжное земледелие и скотоводство. Установлено,
что в рамках IV тыс. до н. э. скотоводческо-земледельские племена,
носители Балкано-Дунайской археологической культуры, занимали область
нижнего течения Днестра и Южного Буга. Следующим этапом было расселение
«трипольских» племен – III тыс. до н.э. Это были племена с развитым для
своего времени скотоводческо-земледельческим хозяйством, обитатели
огромных поселков.

На время эпохи средневековья выделились следующие племена восточных
славян: кривичи, словене новгородские, вятичи, радимичи, дреговичи,
северяне, поляне, тиверцы, уличи, древляне.

Более или менее определенно можно говорить о значительном
антропологическом сходстве восточнославянских племен, принимавщих участие
в формировании русского населения. Общим комплексом для всех славянских
групп можно считать невысокое, сильно профилированное лицо, довольно
широкий средне и сильно выступающий нос. Величины углов горизонтальной
профилировки и выступания носа позволяет отнести восточно славянское
население к кругу европеоидных форм, исключение составляют кривичи северо-
восточных районов (ярославская, косторомская, владимирско-рязанская
группы), в которых европеоидные черты несколько ослаблены.

Несмотря на заметную однородность физического облика восточных славян,
между отдельными их группами отмечаются различия. Это – различия по
черепному указателю и скуловому диаметру. Комбинация этих размеров
позволяет выделить на интересующей нас территории несколько
антропологических комплексов: долихокранный узколицый у вятичей,
долихокранный со средней шириной лица – у смоленских и тверских кривичей
и северян.

Для выявления антропологических различий между восточнославянскими
народами и их отдельными группами обратимся к более ранним эпохам, к
истокам тех антропологических особенностей, которые характерны для
современных восточных славян.
В результате многочисленных археологических экспедиций появилось
большое колличество палеоантропологических материалов по восточным
славянам. Изучение их нашло отражение в работах В.В. Седова (1952, 1970),
В.П. Алексеева (1969), М.С. Великановой (1964, 1965), Т.И. Алексеевой
(1960, 1961, 1963, 1966), Г.П. Зинкевич (1962). Одной из задач, в
частности, было выяснение морфологических связей восточнославянских
племен с окружающими этнотерриториальными группами. Сравнение
производилось с чудскими (Поломский могильник), латгальскими (могильники
Лудзы, Циблы, Рикополе), финскими группами (Муранский могильник) и
некоторыми другими. В результате проведенных сопоставлений
краниологических типов, проявляющихся в восточнославянском населении
эпохи сложения русского народа, был сделан вывод о значительном
совпадении картины морфологических комплексов на исследованной территории
на протяжении последнего тысячелетия.

При сопоставлении упомянутых краниологических материалов с
палеоантропологическими материалами эпохи средневековья с территории
Украины, возникло некоторое затруднение, связанное со сложностью
этнического состава населения Украины в эту эпоху. Это видно из
материалов Салтыковского (Мерперт, 1949, 1951), Зливкинского (Ляпушкин,
1958), Каирского (Махно, 1955) и некоторых других могильников. Территория
Украины богата кочевническими могильниками, однако утверждать с
достаточной долей достоверности участие кочевников в формировании
украинского народа нельзя, они были чужеродной этнической группой в
украинских степях. Монголоидная примесь не прослеживается в
краниологическом типе украинцев, и то же самое заключение может быть
сделано на основании стоматологических данных.

Вообще, палеоантропологические материалы верхнего палеолита в
европейской части России многочисленны. Это прежде всего Костенки и
Сунгирь.
Костенки (1952 – 1954 гг.) – крупная верхнепалеолитическая стоянка –
поселение в долине Дона (Воронежская обл.). Ее абсолютный возраст около
30000 – 25000 лет назад. Морфологическое население стоянки разнообразно:
Костенки II – взрослый мужчина кроманьонского типа; Костенки XVIII –
ребенок 9–11 лет, сближающийся с ним по типу; Костенки XIV (Маркина Гора)
– наиболее полный и ранний по времени скелет современного человека с
некоторыми чертами экваториального типа (пропорции конечностей, очень
низкое отношение массы тела к поверхности, прогнатизм, широкий, хотя и
сильно выступающий нос); Костенки XV – ребенок 5–6 лет, имеющий признаки
сходства с центральноевропейскими находками, например из Пшедмости.
Стоянка Сунгирь (1956 – 1977 гг.) расположена на окраине города
Владимира в бассейне Клязьмы; она относится к концу молого-шексинского
ледниковья, абсолютный возраст 25000 – 27000 лет назад. Обнаружены
останки всего 9 индивидов, из них наиболее полные: взрослый мужчина
Сунгирь I, дети Сунгирь II (11-13 лет) и Сунгирь III (9–11 лет).
Население стоянки морфологически разнообразно: таксономически это сапиенс
с кроманьодными и некоторыми более архаическими признаками. Характерны:
высокорослость, большая ширина плеч, удлинение средних отделов
конечностей, макрокарпия, «саблевидная голень» и др. Черты сходства
отмечаются с «кроманьодными мустьерцами» из Передней Азии типа Схул и
центральноевропейскими неоантропами из Пшедмости. Археологический
инвентарь стоянки – верхний палеолит с некоторыми мустьерскими
категориями, а также богатыми набором костяных орудий и украшений,
копьями из выпрямленных бивней мамонта. Прослеживается генетическая связь
с памятниками костенковско- стрелецкой культуры на Дону.
Полученные на основе археологических и палеоантропологических
материалов данные позволяют предположить, что территория восточной Европы
в целом могла входить в зону сапиентации, причем сапиентные формы впервые
появились здесь в эпоху мустье. На этих территориях известны и более
поздние находки с «неандерталоидным» налетом и не вполне ясной
датировкой: черепные крышки из районов бассейна Волги (Хвалынск, 1927
г.), Подмосковья (Сходня, 1936 г.). По сопоставимым признакам, эти
гоминоиды в наибольшей степени сближаются с верхнепалеолитическими
европейцами.

Анализ краниологических серий по славянским племенам средневековья
показали определённую антропологическую общность славян,
характеризующуюся специфическими пропорциями лицевого и мозгового отделов
черепа. К числу наиболее отличительных черт принадлежат относительная
широколицесть, распространённая в междуречье Одера и Днепра. По
направлению к западу, югу и востоку от этой территории величина скулового
диаметра убывает за счёт смешения с германскими (на западе), финно-
угорскими (на востоке) и населением Балканского полуострова (на юге).
Специфические пропорции черепа дифференцируют славян и германцев и в то
же время сближают первых с балтами (Алексеева, 1966).

Сопоставление славянских краниологических серий эпохи средневековья с
более древними антропологическими материалами показало, что зона
относительной широколицести лежит на стыке мезокранных и долихокранных
форм предшествующих эпох. Территориальная дифференциация этих форм делает
возможным предположение о сложении древних славян на базе северных и
южных европеоидов. Долихокранный аналог славян – неолитические племена
культуры шнуровой керамики и боевых топоров (которые, как известно,
рассматриваются в качестве предковой формы для балтов), мезокранный
аналог – неолитические же племена культуры колоколовидных кубков
(Алексеева, 1971). Проявление относительно широколицых долихокефальных
форм прослеживается в средневековом населении Восточно-Европейской
равнины, с явным уменьшением их удельного веса по направлению с запада на
восток; мезокефальный же вариант отчётливо заметен в средневековом
населении Украины.

Сопоставление средневекового и современного восточнославянского
населения по характеру эпохальных изменений выявляет преемственность
населения на одних территориях и смену на других. Преемственность
обнаружена для следующих этнических и территориальных групп: белорусы –
дреговичи, радимичи, западные кривичи; украинцы – тиверцы, уличи,
древляне, волыняне, поляне; русские Десно-Сейминского треугольника –
северяне, русские верховьев Днепра и Волги, бассейна Оки и Псковско-
Ильменкого поозерья – западные кривичи и словене новгородские. В
отношении Волго-Окского бассейна обнаруживается изменение
антропологического состава по сравнению со средневековьем за счёт прилива
славянского населения из северо-западных областей, по-видимому в эпоху
позднего средневековья. Контакты с финно-угорским населением в
современную эпоху заметны на севере Восточной Европы и в Среднем
Поволжье.

Перенося данные, полученные для современного населения тех областей,
где намечается преемственность, в глубь времён, можно более или менее
определённо утверждать, что средневековые восточные славяне относились к
разным ветвям европеоидной расы. Словене новгородские, западные кривичи,
радимичи, дреговичи, и, возможно, волыняне – к кругу северных
европеоидов, древляне, тиверцы, уличи и поляне – к кругу южных.
Как же в общих чертах рисуется генезис русских, белорусов и
украинцев?
Расселение славян в Восточную Европу осуществлялось из Центральной
Европы. Здесь были представлены долихокраные, относительно широколицые
южные формы. Первые больше проявляются в племенах, связанных с генезисом
белорусов и русских, вторые – украинцев. По мере своего продвижения они
включали в свой состав аборигенное финно-, балто- и ираноязычное
население. В юго-восточных районах расселения славяне вступили в контакт
и с кочевническими тюркоязычными группами. Антропологический состав
восточных славян эпохи средневековья в большей мере отражает участие
местных групп, нежели в последующие века. По-видимому, некоторые
славянские группы средневековья, например вятичи и восточные кривичи,
представляли собой не столько славян, сколько ассимилированное славянами
финское население. Примерно то же можно сказать и в отношении полян,
которых есть основание рассматривать как ассимилированных черняховцев.
В последующие века наблюдается прилив славянского населения, в какой-
то мере нивелирующий антропологические различия между отдельными
восточнославянскими группами. Однако и антропологическая неоднородность
субстрата, и некоторые различия в исходных формах, и специфика
этнической истории не могли не отразиться на физическом облике
восточнославянских народов.
Русские в настоящее время оказываются более или менее гомогенным в
антропологическом отношении народом, генетически связанным с северо-
западным и западным населением, и впитавшим в себя черты местного финно-
угорского субстрата. Выделяемые в нём антропологические варианты, кроме
контактных зон, по-видимому, связаны с величиной круга брачных связей, а
не с различными генетическими истоками.
Что касается финно-угорского субстрата в восточных славянах, то в
средневековье он проявляется у вятичей и северо-восточных кривичей –
племён, принимавших участие в сложении русского народа. Вятичи, отражая
черты финно-угорского населения Восточно-Европейской равнины, через
дьяконцев восходят к неолитическому населению этой территории,
известному по единичным, правда, грацильным, европеоидным черепам из
Володарской и Панфиловской стоянок. Северо-восточные кривичи
обнаруживают особенности, характерные для неолитического населения
культуры ямочно-гребенчатой керамики лесной полосы Восточной Европы.
Черты финно-угорского субстрата прослеживаются в антропологическом
облике русского народа, но удельный вес их в современном населении
меньше, чем в эпоху средневековья. Это объясняется распространением
славянского населения с западных и северо-западных территорий, по-
видимому в эпоху позднего средневековья.
Украинцы, будучи связаны в своём генезисе со средневековыми
тиверцами, уличами и древлянами, включили в свой антропологический
состав черты среднеевропейского субстрата – относительно широколицего,
мезокранного, известного по неолитическим племенам культуры
колоколовидных кубков и населению l тыс. до н. э. левобережья Дуная.
В то же время, учитывая их антропологическое сходство с полянами,
можно сделать заключение, что в сложении физического облика украинского
народа принимали участие, наряду с о славянскими элементами, элементы
дославянского субстрата, по-видимому ираноязычного. Как уже было
отмечено, поляне представляют собой непосредственных потомков
черняховцев, которые, в свою очередь, обнаруживают антропологическую
преемственность со скифами лесной полосы (Алексеева, 1971).
Белорусы, судя по сходству их физического облика с дреговичами,
радимичами и полоцкими кривичами, формировались на базе той ветви
славянских племён, которая связана с северной частью славянской
прародины. В то же время территориальная дифференциация
антропологического состава белорусов допускает предположение об участии
в их генезисе балтов, с одной стороны, и восточнославянских племён более
южных территорий, в частности Волыни, с другой.
Формирование русского населения происходило на сравнительно
однородной антропологической основе, в его состав в значительной мере
вошли не только морфологически, но и генетически разнородные элементы.
Вопросы этнической истории русского населения неразрывно связаны с
этнической историей летто-литовского и финно-угорского населения,
этнические связи образовывались в период славянской колонизации
Восточноевропейской равнины и в отчетливой форме проявляется до наших
дней. Не исключено, что истоки этих связей восходят к более глубокой
древности.[/b]

Божествен*ая Дива [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/-7] [игнорировать рецензента]
77.241.x.x
-
08-02-2010, 19:24:09;
  Для гастарбайтер:
про тюрков читайте у гумилёва. потомки гуннов - татары - ну и средняя азия туда же. какое отношение гунны имеют к славянам не понимаю. финно-угорское влияние мощное у русских - это да, но при чём здесь гунны не понятно.

Божествен*ая Дива [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/-7] [игнорировать рецензента]
77.241.x.x
-
08-02-2010, 19:21:05;
  Для гастарбайтер:
да, было великое переселение народов уже в нашу эру - и что?
если вы сам нерусь - так не надо этих разговоров в пользу бедных.

гастарбайтер [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/+0] [игнорировать рецензента]
83.149.x.x
-
08-02-2010, 18:09:24;
  Было же ещё и гуннское нашествие, великое переселение народов, миграции племён и т. д. и т. п. До сих пор всё варится в одном котле. А эта Дива что то там бормочет о чистоте крови.))))

гастарбайтер [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/+0] [игнорировать рецензента]
83.149.x.x
5
08-02-2010, 18:06:09;
  Так вот и я о том этой дуре Диве вчера толковал))) Упарился аж. А ей - что в лоб, что по лбу. Мирра, а ещё были готские войны, битва там была, на Воронежце, кажется))) Тебе что нибудь известно об этом?

Мирра Лукенглас [произведения рецензента] [карма рецензента: +3/-14] [игнорировать рецензента]
95.32.x.x
-
08-02-2010, 15:14:59;
  Для Ирина Малёвана:
Блин, вот к этому стиху комменты... :))))

Мне даже слово Воронеж набирать приятно, а сам город люблю, как родное существо - меня тут колбасит. :))))

Ирина Малёвана [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/-16] [игнорировать рецензента]
192.116.x.x
5
08-02-2010, 15:10:16;
  !!!!

Dокторина Айболитова [произведения рецензента] [карма рецензента: +0/-1] [игнорировать рецензента]
218.131.x.x
5
15-03-2008, 02:46:19;
  Грандо-эпическая поэма!:-))) Гомер отдыхает!))) Спасибо, Мирра, и вам - не только познавательно, но и чрезвычайно талантливо!:-)) Картинкам Малюмы - тожа респект и птёрочка! Грандиозный эпос, грандиозные пейзажи!!!


Maluma Tekete [произведения рецензента] [карма рецензента: +3/-1] [игнорировать рецензента]
80.82.x.x
5
23-05-2006, 11:32:13;
  Павлов Д.Г.

Время пирамид

(Египет - март 2004)

Наверное, Египет вообще и долина пирамид, в частности, относятся к тем местам, которые просто не возможно понять с первого раза. Побывав перед этим в Египте уже дважды, только в третьем посещении у меня стало складываться ощущение приоткрывающейся тайны. Слишком уж отличаются их Величества Пирамиды практически от всего, что окружает нас в обыденной жизни.

Если первая моя поездка в долину Гиза была достаточно случайна и проходила под знаком абсолютной уверенности в том, что все пирамиды - гробницы, вторая, - предпринималась вполне осознанно. Ее главной целью была проверка гипотезы российского египтолога Васильева, предположившего, что изнутри большие пирамиды на значительную долю своего объема состоят из естественных скальных образований, которые фараоны лишь чуть-чуть подправили и облицевали. По следам той экспедиции предпринятой в составе четырех человек, ее инициатор известный журналист Савелий Кашницкий выпустил книгу "Под скалами спят фараоны", так что дублировать ее изложение вряд ли имеет смысл. Скажу лишь, что вывод, с которым лично я тогда уезжал из Египта, серьезно разошелся с основной идеей Васильева, поскольку обнаруженные нами скальные выступы в общем объеме пирамид не превышали и нескольких процентов. Зато, будучи "технарем" по образованию, я не мог не задавать себе тех же вопросов, что привели в свое время Васильева и Кашницкого к их довольно неожиданному выводу о скалах. Как, обладая довольно примитивными средствами и руководствуясь единственной целью построить гробницы, подданные фараонов умудрились возвести такие махины? Задавать то задавал, да вот ответить на них, не выходя за рамки классических представлений об уровне той цивилизации, оказалось в принципе не возможно. Тут то и появились первые подозрения, что с официальной трактовкой истории пирамид явно не все в порядке.

Желание во что бы то ни стало докопаться если не до правды, то хотя бы до правдоподобной версии не оставляло целый год. И вот в марте 2004 года - я снова в Египте, теперь уже в составе группы из пяти человек, двое из которых профессиональные геофизики. Основное внимание нашей группы сосредоточено на сборе фактов, которые могли бы пролить свет на авторство, возраст и назначение пирамид. Ниже я постараюсь максимально беспристрастно перечислить наши наблюдения, давая им свою, возможно далеко не самую логичную, трактовку.

Ложная пирамида

Большинство людей при упоминании о Больших египетских пирамидах полагают, что речь может идти только о знаменитом комплексе в долине Гизы близ Каира, а их воображение обычно рисует картину трех Великих пирамид, как правило, связываемых с именами фараонов Хеопса, Хефрена и Миккерина (фото 1). Однако, если набраться немного терпения и отъехать от Каира на двадцать километров подальше Гизы, а именно в район Дашура, откроется величественный вид еще на две Большие пирамиды в обиходе именуемые Красной (названной так за не обычный оттенок известняка, покрывающего ее поверхность, Фото 2) и Ломаной (получившей свое имя в связи с изломом граней, Фото 3). Постройку обеих этих пирамид классики египтологии практически единодушно связывают с предшественником Хеопса фараоном Снофру. Ну а если проехать еще на шестьдесят километров южнее и посетить район Медума, можно увидеть другое древнее сооружение (Фото 4) только отдаленно напоминающее пирамиду, а больше похожее на бастион. Эта пирамида носит название Ложной, так как существенно отличается от своих сестер. Начало ее строительства приписывают одному из членов III династии - фараону Хуни, задумавшему, как многие полагают, сделать ступенчатое строение, на подобии пирамиды своего предшественника - Джосера (Фото 5). Считается, что по каким-то причинам, правивший несколько позднее Снофру, решил усовершенствовать творение Хуни и не только увеличил его размеры, расширив и надстроив старые ступени, но и попытавшись придать ему классическую форму ровной пирамиды. Сейчас трудно определить, должно ли было последнее его начинание доводиться до самой вершины, или сразу задумывалось как частичное обустройство, так как сохранились только нижние части наклонных гладких граней. На глазок, валяющихся у подножия обломков явно маловато для предположения о том, что гладкие грани некогда уходили к самой вершине. Впрочем, недостающий материал мог просто разойтись на обустройство соседних поселений.



Вообще-то в долине Нила известно порядка ста пирамид или их останков, но перечисленные семь явно выделяются среди прочих, причем не только своими размерами, которые просто потрясают, но и целым рядом других, менее заметных признаков. Для профессионального исследования, в отличие от поверхностного взгляда туриста, наибольший интерес из всех Больших пирамид представляет самая несуразная и наиболее обветшавшая Медумская пирамида. Ее полуразрушенность позволяет достаточно подробно изучить внутреннюю структуру, тогда как у остальных больших пирамид взору доступны только поверхностные слои и, хотя получаемую таким образом информацию не стоит автоматически переносить на все сооружения, сама по себе предоставленная временем возможность "препарации" хотя бы одной древней постройки весьма познавательна.

Первое что становится ясным при осмотре останков Медумской конструкции, так это многоэтапность ее строительства. Среди почти хаотического нагромождения блоков нижнего яруса некогда составлявших основание правильной пирамиды, то там, то здесь выглядывают идеально сохранившиеся облицовочные плиты ступеней более ранних стадий постройки (Фото 6-8). Причем, похоже, что таких последовательных этапов достройки было минимум три. Внутреннюю, относительно небольшую, но уже прошедшую чистовую отделку ступенчатую пирамиду сначала увеличивают в размерах, покрывая старые ступени новыми, каждая из которых снаружи снова облицовывается. А затем всю конструкцию еще раз совершенствуют, но теперь уже не ступенями, а классическим четырехгранным способом. Вообще-то, если бы кто ни будь на этом этапе захотел проделать всю процедуру в обратном порядке, "раздеваемая" пирамида предстала бы перед ним сначала большими, а затем малыми ступенями, но каждый раз в идеально отшлифованном состоянии.



Похоже, что именно это обстоятельство и сыграло в судьбе Ложной пирамиды роковую роль, так как отсутствие жесткого сцепления между внешними и отшлифованными внутренними слоями позволило наружным рядам кладки постепенно заваливаться на бок, не имея возможности "зацепиться" за сердцевину, как дополнительную поверхность опоры. Слои, как бы, скользили друг по другу, пока не превратились в руины. Думается, что раз подобная участь миновала остальные Большие пирамиды - их внутренняя структура, скорее всего, совершенно иная.

У Ложной пирамиды в достаточно приличном состоянии сохранилось несколько ступеней, причем в ее середине получилось так, что на верхнем горизонтальном уступе одной из самых старых ступеней (вероятно относящейся ко временам Хуни) уцелела более новая (построенная Снофру), вместе образовав нечто похожее на высокую башню. Структура поверхности этой башни демонстрирует различные этапы строительства пирамиды, последовательность которых предположительно имела следующий порядок.

Ясно, что сперва возводилась сердцевина, при этом блоки ее наружной поверхности отличались от внутренних, как по тщательности укладки, так и по материалу. Затем к сердцевине (еще далеко не достигшей своей максимальной высоты) начинали укладывать более низкую опоясывающую ступень. По мере роста последней к ней пристраивали следующую. И так далее, пока очередь не доходила до самой низкой ступени.

После того, как все ступени (почти одновременно) достигали проектной величины, наступал черед отделочных работ. Блоки оказавшиеся снаружи тщательнейшим образом выравнивались и шлифовались. Естественно, что при этом чистовой отделке не подвергались слои закрытые кладкой более низких ступеней. Именно этим объясняется, что на поверхности после обрушения опоясывающих ступеней обнажилась череда шлифованных и не шлифованных слоев. На то, что выравнивание и шлифовка проводились после окончания основной части работ, а не в ее процессе - говорит структура пограничных слоев. Нижняя часть, представляющих такие слои блоков, не обработана, тогда как верхняя идеально отшлифована. Ясно, что не обработанная поверхность некогда была частично закрыта примыкавшими к ней снизу ступенью (Фото 9).



Сейчас трудно предположить, чем уже построенная и полностью отделанная ступенчатая пирамида не устроила своих архитекторов. Во всяком случае, из имеющихся во множестве признаков, очевидно, что поверх идеально отшлифованных ступеней кто-то (и не один раз) возводил новые, более высокие и широкие. Возможно, заказчиков не вполне устраивал относительно скромный размер первичной постройки, а может действительно, как это и трактует официальная египтология, приходивший на смену старой династии, молодой фараон присваивал чужую пирамиду себе и несколько увеличивал ее размеры, тем самым, как бы возвышая себя над предшественниками. Как бы то ни было, а каменная кладка самого высокого из оставшихся уступов (Фото 10) однозначно свидетельствует, что два нижних слоя камней, (один из которых не обработан, а другой наоборот идеально отшлифован) и лежащие над ними два других аналогичных слоя принадлежат ступеням разных этапов постройки.



На северной стороне Ложной пирамиды, на останках склона некогда представлявшего собой основание внешней правильной грани, примерно на высоте 15 метров от уровня земли расположен прямоугольный вход в нисходящий коридор, ведущий к внутренним помещениям. С первых же шагов по этому коридору спускающегося исследователя ожидают сразу несколько сюрпризов, не встречающихся в других больших пирамидах. Во-первых, он заметно выше. Во всяком случае, проходить по нему существенно комфортней, чем, например, по низким коридорам пирамид Хеопса, Миккерина или Снофру в Дашуре, где обычному человеку приходится складываться почти пополам. Во-вторых, если приглядеться к уходящей наклонно вниз линии потолка коридора - заметно, что он образует не идеальную плоскость, а имеет явный прогиб вниз, в то время, как на пирамиде Хеопса, например, отклонение от прямолинейности на аналогичном участке длиной более чем в 100 метров не превышает нескольких миллиметров. И, наконец, быть может самое главное - примерно в десяти метрах от входа, коридор, до того почти идеально гладкий и ровный, внезапно резко меняет шероховатость своей поверхности, как будто, начиная с этого места, его специально изуродовали киркой. Стены, пол и потолок без всякого переходного участка становятся покрытыми неровными и достаточно глубокими сколами, местами образующими гроты глубиной до полуметра (Фото 11). Контрастность двух описанных участков демонстрирует фото 12, на котором представлена граница между щербатой и относительно ровной частями коридора.



Спустившись еще немного ниже на изъеденных стенах коридора можно заметить твердую полупрозрачную пленку толщиной в 2-3 миллиметра, которая иногда проступает и внутри слоев известняка, разделяя облицовывающие коридор блоки на отдельные чешуйки. Если не побрезговать и попробовать на язык такую пленку - во рту останется вкус обычной поваренной соли. Таким образом, становится совершенно ясным происхождение упоминавшихся выше сколов. Просто на поверхности известняковых блоков, а также в их микротрещинах некогда шло достаточно интенсивное солеобразование, которое по мере естественного разрастания щелей приводило к отслоению отдельных кусков и их падению вниз, что и привело в конце концов к образованию щербатого рельефа. Максимальному разрушению подверглось самое нижнее помещение Ложной пирамиды, похожее на вестибюль. Здесь некогда прямые стены превратились в покатые своды и если бы не ровные стыки между блоками, данное помещение можно было бы принять за естественную пещеру (Фото 13).



После этого наблюдения складывается ощущение, что загадки со сколами больше нет. Однако, для образования солевых наростов необходима вода, которая высыхая, оставляла бы твердый осадок. Но сегодня, как и во времена фараонов в местах, где расположены Великие пирамиды за год выпадает не более нескольких сантиметров осадков. Этой влаги не хватит даже на то, чтобы смочить поверхность пирамид, не говоря уж о проникновении на десятки метров в глубину. Тогда как же объяснить образование столь внушительных солевых пленок, причем только в нижних помещениях пирамиды? Лично я не вижу другого способа, чем допустить предположение, что внутренние коридоры, вестибюль и камеры Ложной пирамиды стояли уже задолго до того, как на севере Африки возник известный нам Династический Египет. Ведь по данным палеонтологов в дельте Нила примерно до седьмого тысячелетия старой эры был относительно влажный климат. Значит, солевые наросты должны были возникнуть именно в ту эпоху, или даже несколько раньше.

Таким образом, упоминавшиеся выше отличия в структуре поверхности верхней и нижней частей коридора Ложной пирамиды объясняются, скорее всего, тем, что одному из фараонов, а именно Хуни, пришла в голову идея о восстановлении стоявшего на этом месте более древнего сооружения, возможно, своими очертаниями напоминавшего ступенчатую пирамиду, только весьма обветшавшую. Тогда то и появилась первая чистовая кладка, сделавшая бывшие останки похожими на другую ступенчатую пирамиду, носящую имя Джосера и расположенную в местечке Саккара. (Идентичность структуры поверхностей Медумской и Саккарской пирамид говорит о родственной связи использованных в них конструктивных решений и потому, вполне возможно, что постройка Джосера так же скрывает в себе не только мастабу, которая просто очевидным образом выпирает из нее, но и существенно более древнее сооружение. Впрочем, что бы утверждать об этом конкретно, желательно вблизи взглянуть на ее помещения, чего нам в описываемой поездке осуществить не удалось.) Потом Снофру, по каким-то причинам решает продолжить реставрацию предпринятую Хуни, а затем и вовсе пытается превратить в ступенчатую пирамиду в правильную. Именно к этим последним этапам строительных работ и следует отнести установку блоков верхнего края коридора, имеющих и ныне почти идеально ровную поверхность. На этих блоках не видно ни соли, ни серьезных разрушений просто потому, что со времен обоих фараонов-реставраторов и до наших дней в Египте сохранялся сухой и ровный климат.

Конечно, процесс образования соли и разрушения кладки нижних помещений Ложной пирамиды можно было бы попытаться обосновать периодическими наводнениями со стороны Нила, однако в этом случае граница между разрушенными и гладкими стенками коридора была бы не такой резкой, а главное имела бы вид горизонтальной линии. Поскольку эта граница идет перпендикулярно к коридору и как раз по стыку между блоками, версия с наводнениями выглядит достаточно шатко.

Вероятно, ко временам Хуни следует отнести и процесс расчистки нижних уровней коридора, которые за прошедшие до того тысячелетия были изрядно засыпаны, как различного рода мусором, так солевыми и известняковыми сколами. При этом чистильщикам пришлось вытаскивать наверх тонны материала, что волей-неволей должно было привести к необходимости выравнивания и углубления пола коридора. Увеличенные таким образом размеры в последующем были восприняты в качестве нового стандарта. Тогда же, по недогляду, или (что более вероятно) из-за отсутствия какой бы то ни было целесообразности, реставраторы допустили ошибку и не соблюли преемственности наклона старой и новой частей потолка коридора, после чего он и стал выглядеть, как прогнутый вниз.

Наверное, одновременно с обновлением верхних слоев пирамиды и параллельной расчисткой завалов коридора шла реставрация других внутренних помещений. По-видимому, именно этим следует объяснить отсутствие солевых наслоений в горизонтальном коридоре и вестибюле Ложной пирамиды, ныне имеющих весьма не ровную поверхность. Все солевые наросты были удалены при расчистке, а новые просто не смогли появиться ввиду резко изменившегося в сторону сухости климата. Сказанное касается и открытой для посещения камеры, которая хотя и сильно пострадала, сегодня имеет солевые отложения только внутри швов, откуда их удаление было, в общем-то, бесполезно, да и вряд ли осуществимо. Эта камера сохранила и другие признаки древней реставрации, выражающиеся в появлении множества наклонных фасок у некогда строго вертикальных и горизонтальных плоскостей ложного свода (Фото 14). О том же свидетельствует заделка глубоких щелей камнями различного оттенка (Фото 15). То, что это именно древняя реставрация, а не новодел, говорит толстый солевой осадок, полностью заполнивший щели между заделочными камнями и основным материалом облицовки камеры.



Появлению соли Медумская пирамида, помимо влажного климата в додинастические времена обязана относительно низкому своему расположению на скалистом плато над руслом Нила. В отличие от других больших пирамид ее основание всего на несколько метров выше верхней точки подъема нильских вод, что обеспечивало периодическое поднятие солей за счет обычной диффузии по промокавшей насквозь от обильных дождей известняковой скале. Остальные пирамиды, включая и пирамиду Хеопса, находятся на десятки метров выше уровня грунтовых вод и поэтому почти не подверглись аналогичному разрушающему воздействию, хотя некоторые следы этого процесса все же можно различить, например, в Красной пирамиде.

Ярким признаком, указывающим на глубокую древность внутренних помещений, является и факт, что внутри Медумской пирамиды имеется второй коридор, идущий параллельно и несколько выше первого, но не выходящий как тот наружу, а заканчивающийся задолго до поверхности (Фото 16). Такая особенность указывает на то, что реставраторам времен фараонов этот коридор либо вообще не был известен, либо восстановление сразу двух нисходящих проходов показалось излишней роскошью. Кстати, похожие двойные коридоры имеются у пирамид Хефрена, Миккерина и одной из Дашура. При этом, в пирамиде Миккерина верхний из коридоров также является тупиковым. Вполне возможно, что во всех этих случаях мы имеем дело не с внезапным изменением планов строителей, а с весьма продуманной конструктивной особенностью, истинная цель которой нам пока совершенно не понятна.



То, что облицовочные работы выполнялись подданными фараонов, а не связаны с неизвестными древними строителями, следует из существенно более примитивных технологий, использованных в ряде пирамид при укладке плит облицовки и примыкающей к ним "прокладки" толщиной в три-четыре слоя камней. В зазорах между блоками, лежащими сразу же за облицовочными, во множестве видны нашлепки рыхлого раствора, местами, достигающие в толщину десятков сантиметров (Фото 17). Технологическая потребность "прокладки" между более древним ядром и чистовой поверхностью, задуманной фараонами, могла быть продиктована естественной необходимостью выравнивания, пришедшей в относительный беспорядок, старой кладки. Без такой предварительной подготовки добиться плотного прилегания облицовочных плит друг к другу было бы весьма затруднительно. Соответствующие работы достаточно разумно было проводить с использованием относительно мягкого известняка, подгонку которого частично можно было бы проводить по месту укладки. Остававшиеся во множестве щели заделывались примитивно приготовленным раствором. Свидетельства подобной технологии, помимо Медумской пирамиды, можно видеть в Дашуре и в Гизе. Кстати, Красная пирамида имеет розоватый оттенок именно из-за цвета мягкого подслоя, который проявился после обрушения верхнего белого слоя облицовки. Представляется, что если снять три-четыре ряда мягких розоватых блоков, внутри обнажится плотная и регулярная структура, идентичная той, что наблюдается на поверхности пирамид Хеопса и Миккерина, которые, похоже, почти не имели соответствующего подслоя. То, как это могло бы выглядеть демонстрирует поверхность, регулярная кладка которой проглядывает непосредственно из-под облицованной верхушки пирамиды Хефрена (Фото 18). Чуть ниже порядок сменяется хаосом еще не осыпавшихся вспомогательных блоков, очень напоминающий хаос поверхностных блоков Красной пирамиды (Фото 19) за исключением цвета.



В высказываемом предположении об относительно скромном вкладе фараонов в обустройство больших пирамид сомнительным выглядит только одно - возможность соблюсти их строителями наблюдаемую и доныне идеальную подгонку облицовочных блоков друг к другу и безупречную шлифовку огромных плоскостей. Однако, это все же более реальная задача, нежели возведение всех сооружений целиком.

Ломаная пирамида

Эта пирамида имеет не плоские, а изломанные грани (Фото 20), отчего она и получила свое название. Официальная версия причин такой необычной формы пирамиды сводится к изменению планов строителей фараона Снофру, столкнувшихся с проблемами прочности постройки, обусловленными излишне крутым наклоном первичной кладки. Абсурдность подобной трактовки очевидна. Пирамида, которая якобы начала трещать по швам, (что по предположению египтологов и вынудило ее архитекторов изменить наклон граней) до сих пор не только сохранила свою форму, но демонстрирует целостность и большей части своей облицовки. Тогда как, стоящая двумя километрами севернее, более пологая Красная пирамида оказалась фактически раздетой и сохранила облицовку только внизу под толстым слоем песка и ссыпавшихся с ее верхушки обломков.



Осмотр Ломаной пирамиды в местах, где облицовка треснула и осыпалась, подтверждает уже упоминавшуюся выше закономерность. Слой, непосредственно примыкающий к облицовке, выглядит существенно рыхлее и более беспорядочно уложенным (Фото 21). В щелях между создающими этот слой блоками проглядывает масса, напоминающая цементный раствор (Фото 22), причем размер щелей и количество пошедшего на их заделку материала, резко контрастируют с известным фактом, что между блоками почти аналогичной пирамиды Хеопса нельзя просунуть даже лезвие ножа. Что это? Случайность, или закономерность, демонстрирующая разницу технологий? Думается, что перед нами очередной аргумент в пользу разновременности двух этапов: собственно возведения пирамиды и ее облицовки. В этой связи можно предположить, что если бы на Ломаной пирамиде нашлось место, где рухнули не только облицовочные плиты, но и блоки подслоя, наружу бы выступила не менее идеальная кладка, чем у пирамиды Хеопса. К сожалению, на поверхности Ломаной пирамиды таких мест нет, или почти нет, так что убедиться в верности высказанной гипотезы довольно проблематично.



Предлагаемая ретроспектива событий подталкивает и к более реалистичному объяснению излома граней. Действительно, если этап возведения облицовки был совершенно в иную эпоху, нежели строительство ядра пирамиды, реставраторы вполне могли решиться на использование части старой кладки в своих целях, разобрав для этого несколько десятков тысяч нижних блоков, тем самым, изменив ее геометрию. Кстати, углы наклона верхней части граней Ломаной пирамиды и правильной Красной, стоящей чуть поодаль, практически совпадают, что косвенно подтверждает версию о первоначальном геометрическом единообразии двух пирамид.

За проведение серьезных реставрационных работ, проходивших одновременно с процессом облицовки Ломаной пирамиды, достаточно красноречиво говорят остатки так называемого заупокойного храма у восточной грани (Фото 23). Центром храмовой композиции являются две стелы, у основания которых сделана отмостка тонкими известняковыми плитками (Фото 24). Эти плитки положены на раствор по своей текстуре очень похожий на тот, что во множестве заполняет щели между блоками под слоем облицовки пирамиды, а значит, весьма вероятно - соответствующие работы производились параллельно. При этом явно видно, что отмостка выполнялась на много позже установки стел, так как материал последних имеет следы выравнивающих работ, производившихся выше той части, которая погружена в грунт. Другими словами, часть камня, погруженная в землю несколько толще, чем выходящая наружу, при этом верхняя поверхность достаточно ровная, что вряд ли было бы возможно, если материал истончился за счет естественных причин. Трудно предположить, что подобную работу имело смысл производить при первой же установке стел, а вот заняться ею в процессе реставрации, наоборот, было бы вполне естественно.



Эти наблюдения, а так же анализ аналогичных якобы храмовых сооружений рядом с другими большими пирамидами, позволяют утверждать о первичном единстве всех пирамидальных комплексов, при этом версия об их ритуальном назначении, становится крайне сомнительной. Конечно, во времена Династического Египта данные постройки вполне могли служить культовым целям, но это обстоятельство может оказаться совершенно не связанным с их изначальным предназначением, так как огромный разрыв в уровне развития египтян времен фараонов с теми, кто был истинными строителями пирамид - слишком очевиден.

К сожалению, внутренние помещения Ложной пирамиды закрыты для свободного посещения, а получить к ним доступ иным способом нам пока не удалось. Однако, судя по имеющимся в интернете чертежам (фото 25), наблюдаемое нагромождение вестибюлей, коридоров и камер менее всего походит на погребальные покои.



Одним из косвенных признаков существенного разнесения во времени различных этапов возведения Ложной пирамиды служат близлежащие карьеры (Фото 26), из которых некогда могли брать камень для ее строительства. Углублений, своим видом напоминающих древние выработки - несколько и весьма вероятно, что происхождение некоторых из них действительно связано с периодом строительства пирамид. Их дно, как и поверхность окружающего плато, покрыто тонким слоем морской гальки. Причем ее количество варьируется от одной низины к другой. Поскольку самый ближний к Ломаной пирамиде карьер практически весь покрыт толстым слоем осколков белого известняка похожего на облицовку, логично предположить, что именно здесь располагались мастерские по подготовке поверхностных блоков. Однако гальки поверх отвалов мелкого облицовочного щебня очень мало и это притом, что с момента последних работ здесь предположительно миновало несколько тысячелетий. В других соседних углублениях, которые так же вполне возможно являются карьерами, гальки существенно больше, и если действительно удастся доказать, что известняк из этих карьеров и внутренние блоки Ломаной пирамиды идентичны - сомнений в глубочайшей древности ее ядра попросту не останется. Дело в том, что количество гальки на дне карьеров зависит от времени их выработки и коэффициента диффузии, механизм которой в первом приближении можно считать постоянным, так как, по-видимому, определялся постоянно действующими и взаимно компенсирующимися факторами (прежде всего жизнедеятельностью человека и животных). Величину коэффициента диффузии с достаточной степенью точности можно получить по расчетам для низин, время возникновения которых легко датируется. Например, вблизи стоящей здесь же и сделанной из примитивного кирпича-сырца пирамиды Аменехмета-III (Фото 27).



Кстати, присутствие последней также подтверждает малую вероятность фараоновских корней происхождения Больших пирамид. Ведь Аменехмет-III правил Египтом на много позднее Снофру, а технология кладки его пирамиды разительно уступает технологии предшественника. Считается, что за несколько столетий лежащих между этими фараонами строительное мастерство деградировало, а могущество и возможности Египта существенно ослабли. Однако проблема заключается в том, что некоторые элементы Великих пирамид не удастся воспроизвести даже при современном уровне строительной техники, а египтяне времен Снофру, кажется, не знали даже колеса.

Красная пирамида

Отличительной особенностью этой пирамиды является цвет ее поверхности. Как уже отмечалось выше, эта пирамида практически полностью потеряла свою, некогда ослепительно белую, облицовку и сейчас ее поверхностный слой составляют существенно более мягкие блоки, имеющие красноватый оттенок. Прочность этих блоков настолько низка (они просто крошатся в руках), что будь вся пирамида сложена из них, - она вряд ли простояла бы и неделю. Думается, что двумя-тремя слоями ниже, просто обязаны находиться блоки достаточно высокой прочности, тщательность укладки которых соизмерима с, упоминавшейся выше, тщательностью внутренней кладки пирамид долины Гиза. К сожалению, на Красной пирамиде так же, как и на Ломаной не видно мест, где обнажились бы значительные участки внутренних слоев, однако вероятность обнаружения отдельных фрагментов, представляется вполне реальной, в частности, вблизи вершины.

Примером таких "хороших" участков являются блоки пола, стен и потолка нисходящего коридора, начинающегося примерно посередине северной грани и уходящего вниз под стандартным для Больших пирамид углом в ~26o. Габаритные размеры этого коридора также подчиняются общему стандарту, что только подтверждает единство функционального назначения всех Больших пирамид. Пол коридора покрыт специальным ребристым трапом, уложенным совсем недавно для удобства спуска и подъема туристов. Он закрывает нижнюю кладку и сказать, что ни будь определенное о ее структуре весьма проблематично. Стены и потолок открыты и демонстрируют высочайшую степень тщательности обработки не только лицевых, но и уходящих вглубь плоскостей. Качество последних особенно заметно на некоторых стыках потолочных блоков. Тогда как основная масса таких стыков не шире миллиметра, иногда попадаются блоки, расстояние между которыми около сантиметра. Трудно сказать, на сколько это обстоятельство связано с огрехами строителей, а на сколько обусловлено усадкой с течением времени, во всяком случае, на потолке коридоров других пирамид столь широкие щели мне не попадались.

Луч фонарика, приставленного к подобной щели, уходит в ее глубь не меньше, чем на пару метров, что говорит о значительных вертикальных габаритах блоков перекрытия. Поверхности соседних блоков строго параллельны и между ними почти нет посторонних включений, что означает наличие специальных или случайных упоров где-то сверху и сбоку. В противном случае камень стоящий выше просто бы сполз и сомкнулся с нижним. Кстати, это обстоятельство свидетельствует и о том, что сверху весьма прочных потолочных перекрытий лежит еще не менее одного слоя столь же прочных блоков, иначе труха от верхних камней давно бы забила собой все щели. Таким образом, хотя и частично, наше предположение об идеальной структуре внутреннего массива Красной пирамиды находит свое подтверждение.

В самом низу наклонный коридор переходит в короткий горизонтальный участок, ведущий в весьма просторную камеру. Ее стены выложены из известняковых блоков, твердость и идеальность укладки которых друг к другу поражают не менее, чем в знаменитой камере Царя пирамиды Хеопса, или в Храме Долины. Самые большие блоки размером не менее 3 х 2 х 1 метра образуют своды над входом и выходом из камеры. Не смотря на свои размеры, оба блока не выдержали давящей на них сверху нагрузки и треснули, правда, при этом почти не покосились, поэтому проход под ними остался практически без изменений.

Потолок камеры образован одиннадцатью рядами известняковых блоков, постепенно сходящимися кверху, так, что вместе они образуют ложный свод похожий на свод Большой галереи пирамиды Хеопса. Однако в отличие от свода Большой галереи последний ярус потолка в Красной пирамиде имеет совсем не значительную ширину и его перекрытие образовано не одним, а двумя придвинутыми вплотную друг к другу блоками. Пол этой камеры, как и соседней, которая по своей конструкции почти аналогична первой, некогда был сантиметров на двадцать выше. Это следует из заметной полосы внизу периметра камеры, а так же явно увеличенной в глубину высоте коридора, соединяющего обе камеры. Трудно сказать, кому и зачем понадобилось разбирать пол камер и коридоров, однако очевидно, что сделано это не теми, кто спроектировал и построил пирамиду. (В качестве одной из версий часто встречающегося факта отсутствия полов в камерах Больших пирамид можно выдвинуть предположение, что в их толщу некогда были вмурованы специальные закладные, к которым, в свою очередь, нечто крепилось. Фараоны и их жрецы, движимые естественным желанием сохранить предметы, которые считали священными, доступными им средствами осуществляли демонтаж и просто выламывали крепления из пола при этом существенно разрушая поверхность.)

Если приглядеться, то в первой камере можно заметить следы и другой посторонней деятельности. Ее стены на несколько метров в высоту кем-то достаточно аккуратно обтесаны. Видно, что эта обработка велась существенно более примитивными средствами, чем те, с помощью которых некогда вытачивались сами блоки. На южной стороне первой камеры даже сохранился вертикальный шов, получившийся в результате несогласованной обработки этой стены слева и справа от некогда стоявшего здесь столба строительных лесов, позволявших каменотесам дотягиваться до высоты в шесть метров. Поскольку в коньке эта камера имеет около двенадцати метров, ее верхняя половина остались не обработанной и граница видна весьма отчетливо. Основная разница между верхней и нижней частями заключается в существенно меньшем книзу количестве темных подтеков, образованных солевыми отложениями, медленно диффундировавшими по стенам. Думается, что неопрятный вид стен, обусловленный этими солевыми отложениями, в свое время, и послужил основной причиной побудившей фараонов и их жрецов заняться реставрацией камеры. А поскольку хороших растворителей в те времена, по всей видимости, не знали, наиболее рациональным способом приведения камеры в порядок избрали отбивку с ее поверхности слоя толщиной порядка сантиметра. Еще раз хочется отметить, что соответствующие работы выполнялись достаточно примитивным способом, скорее всего при помощи диоритового молота, поскольку в углах, где молотом по естественным причинам было затруднительно манипулировать, сохранились выступы не тронутого материала (Фото 28). Кроме того, шероховатость поверхности после такой обработки оказалась существенно ниже, чем в местах, где она явно не проводилась.



Представляется вполне вероятным, что неизвестными реставраторами были каменотесы Снофру, причем в его правление были расчищены и облицованы сразу три больших пирамиды, а молва и тысячелетия превратили его из относительно скромного соучастника в автора этих грандиозных сооружений. Следуя данной логике можно предположить, что и другие Большие пирамиды в разное время подверглись восстановлению, в результате которого изменения коснулись не только внешнего вида, но и некоторых внутренних помещений, в частности, именно этим можно объяснить известный вопрос с незавершенностью подземной камеры пирамиды Хеопса. То есть ее, скорее всего, вообще не было в первоначальном плане пирамиды, как впрочем, и большей части так называемого колодца, грубость поверхности стен которого резко контрастирует с тщательностью отделки остальных коридоров и помещений.

Весьма вероятно, что в конструкции Больших пирамид их истинные авторы не предусматривали и облицовку, во всяком случае, в том виде, в котором она местами сохранилась. В пользу такой версии говорит явный разнобой с блоками, непосредственно контактирующими с облицовкой. Везде без исключений такие блоки демонстрируют существенные огрехи собственной укладки, начиная с размеров, иногда в несколько раз превышающих типовые размеры ряда, в котором они стоят и, кончая огромными щелями, отсутствующими среди основного массива. Понятно, что тот, кто готовил подслой для последующей установки облицовки, стремясь к ее идеальности, вполне оправданно не обращал особого внимания на то, что должна была скрыть ее поверхность. Похоже, совсем иные мотивы были у тех других, кто проектировал и возводил сердцевины пирамид. Они со скрупулезной тщательностью подгоняли друг к другу все блоки не зависимо от места их расположения, явно добиваясь не внешнего лоска, а гораздо более важной цели.

Однако вернемся к Красной пирамиде. В ее второй камере в северной стене на высоте приблизительно шести метров есть проход в следующую третью камеру. Отличительной особенностью этого последнего помещения является то, что его уровень на несколько метров выше уровня двух предыдущих помещений, а ложный свод насчитывает не одиннадцать, а тринадцать ступеней. Кроме того, в данной камере работы по демонтажу пола пошли существенно дальше тех пары десятков сантиметров, что отсутствуют в соседних помещениях. Вместо пола сейчас в этой камере зияет сплошная яма глубиной почти в три метра (Фото 29). Похоже, что конечной целью ее инициаторов было выйти на уровень основания двух предыдущих камер, однако, столкнувшись с необходимостью вместо демонтажа отдельных блоков долбить твердый скальный грунт, те, кто начал данное мероприятие были вынуждены отступиться. Удивительно, но современная египтология трактует эту яму, как свидетельство раскопок грабителей, искавших погребальные покои Снофру. Абсурдность такой интерпретации очевидна. Даже если искателям сокровищ, как некогда знаменитому взломщику пирамиды Хеопса халифу Аль-Мамуну не от кого было прятаться, выбрать порядка ста кубометров известняка и не тронуть ни одного блока в стене, где вполне мог бы оказаться еще один тайный проход, представляется просто не логичным. К тому же, если уж искать тайник под полом, вполне достаточно вырыть пару узких шурфов, а не выламывать всю поверхность без разбору.



На то, что работы по переделке камер выполнялись в весьма древние времена, указывает следующее обстоятельство. После расчистки нижних половин первых двух помещений, на ставших после этого чистыми поверхностях стен успели выступить подтеки соли, которые образовали темные вертикальные разводы длиной 3-5 см (Фото 30). Поскольку на этих же стенах во множестве присутствуют автографы, некоторым из которых, судя по датам, около двухсот лет, но в их царапинах не выступило и капли соли (Фото 31), значит, для образования столь значительных подтеков должно было пройти существенно больше времени. Таким образом, возможность участия в этих работах каменотесов Снофру, имеет, хотя и косвенное, но достаточно веское подтверждение. С другой стороны, длина темных вертикальных полос на верхних никогда не расчищавшихся блоках, а так же в третьей камере, в которой дело до стен, по-видимому, так и не дошло, составляют не менее метра (Фото 32). Спрашивается, какую бездну времени росли эти образования? Однако думается, все не так просто. Поскольку, за пять тысяч лет до правления Снофру климат в Египте был на много более влажным, скорость солеобразования в те времена так же была существенно выше. Впрочем, для наших сугубо качественных рассуждений, вполне достаточно и приближенных оценок. Главное, почти все говорит за то, что самые грандиозные сооружения из всех известных на Земле, оказываются не только анонимными и без точного возраста, но, в добавок ко всему, и с неизвестным функциональным назначением.



Красная пирамида содержит в себе еще один сюрприз. По ее углам современные археологи осуществили ряд раскопов, обнажив самые нижние камни облицовки. Они представляют собой плиты из белого известняка толщиной около полуметра. Именно на них, как на основание опираются остальные блоки облицовки. Однако небольшой подкоп под сами плиты, предпринятый валявшимся рядом осколком камня, показал, что, по крайней мере, в двух местах эти блоки опираются не на твердое скальное основание, как сделал бы любой грамотный строитель, а просто на плотно слежавшийся грунт (Фото 33). Если это не случайное совпадение и большая часть облицовки действительно построена в буквальном смысле на песке, не может быть и речи, что она возводилась теми же, кто складывал основной объем, так как всей массы пирамиды подобный "фундамент" просто не выдержал бы.



Пирамида Миккерина

В общем-то, те же признаки, что во множестве были перечислены выше, содержит и знаменитая долина Гизы. В частности, известно, что облицовка пирамиды Миккерина, в свое время, так и осталась не завершенной. Не странно ли, если у неких строителей хватает сил и средств закончить 99% работ, вдруг останавливать их в одном шаге от результата? Думается это не может быть оправданно ни чем, в том числе, и сменой власти, в конце концов, новый фараон, даже если он не признавал заслуг предшественника, мог бы (и достаточно обоснованно) присвоить законченное строение себе. Скорее всего, здесь так же, как и на других пирамидах, облицовка не предусматривалась исходной задачей, а появилась существенно позднее, вполне возможно, по воле того же Миккерина, с чьим именем сейчас обычно и ассоциируется. Трудно сказать, что в данном случае повлияло на не обычный для других пирамид выбор в качестве материала облицовки не Туровского известняка, а существенно более трудоемкого в обработке Асуанского гранита. Возможно, отчасти раздосадованный тем, что на его долю досталась самая маленькая из Больших пирамид, Миккерин именно таким экзотическим способом хотел сравняться с более удачливыми предшественниками, однако переоценил возможности своих строителей, в результате чего, начатое дело так и осталось не завершенным.

Как уже отмечалось ранее, в пирамиде Миккерина имеется второй нисходящий лаз, идущий немного выше и почти параллельно коридору, открытому для посещения туристов. Однако он не выходит на поверхность, а заканчивается, если верить схемам, в десятке метров от нее. Обычная трактовка этого факта сводится к пресловутому изменению планов строителей по мере возведения пирамиды. Якобы не удовлетворившись первоначальными размерами, Миккерин приказал увеличить пирамиду, в результате чего выход из старого коридора оказался закрытым дополнительными слоями блоков, а взамен него, чуть ниже вырубили новый. Интересно, какие причины могли помешать строителям просто удлинить старый коридор? Ведь пробивка нового прохода сопряжена не только с колоссальными затратами, но и с риском обрушения. Добавляя к этому факты присутствия двух параллельных коридоров в Медумской пирамиде и двух входов в пирамидах Снофру (Ломаная) и Хефрена, версия внезапной смены архитектурных планов, становится и вовсе призрачной.

Похоже, что в отличие от других рассмотренных нами пирамид, гранитную облицовку пирамиды Миккерина клали, либо непосредственно на старые камни, либо блоки подслоя калибровали особенно тщательно, во всяком случае, ее обнаженная поверхность выглядит на много упорядоченней, чем в остальных случаях, в том числе, и на ближайшей соседке, обычно связываемой с именем Хефрена. Кстати, последняя так же является источником многочисленных свидетельств, говорящих в пользу выдвигаемой нами версии о двух, существенно разнесенных во времени этапах строительства Больших пирамид.

Пирамида Хефрена

Удивительно, но многие очевидные вещи остаются не замеченными, даже если на них смотрят тысячи людей. Яркой иллюстрацией этому любопытному свойству человеческого внимания является цоколь пирамиды Хефрена. Во многих старинных и современных описаниях упоминается, что нижние ряды кладки этой пирамиды составляют блоки, размеры которых достигают десятков метров. В сравнении с ними представляются ничтожными даже огромные мегалиты составляющие стены храма Долины и кажется совершенно невероятным, что бы подобные гиганты кем-то вообще могли передвигаться с места на место. Впрочем, все именно так и обстоит. Дело в том, что цоколь пирамиды Хефрена, во всяком случае, с ее западной и северной стороны, на высоту около семи метров высечен из монолитного скального основания. Твердое доказательство этому находится прямо напротив данных склонов. Примерно в пятидесяти метрах от них высятся вертикальные стены обрыва, явно искусственного происхождения (Фото 34).



Приглядевшись, можно заметить идентичность структуры этих стен с нижними ступенями пирамиды. И на обрыве и на пирамиде прямо напротив друг друга выделяются почти одинаковые следы выветривания, как в виде обширных полос, так и в виде характерных ямок. Трещины, пронизывающие обрыв, проходят через пятидесятиметровый участок горизонтальной поверхности и, ничуть не изменяясь, имеют свое продолжение на шести-семи нижних ступенях пирамиды, заканчиваясь только там, где материковый монолит сменяют отдельные блоки истинной кладки. Кстати с инженерной точки зрения прием, использованный строителями, был вполне оправдан. Плато, на котором была задумана стройка, имело (да и сейчас имеет) небольшой наклон к юго-востоку. Теоретически можно было бы выровнять всю площадку и только потом приступить к строительству. Но тогда бы потребовалось сначала убрать тысячи кубометров скальной породы, а затем положить вместо нее отдельные блоки. Строители же предпочли более рациональный вариант и прорубили в скале траншею шириной пятьдесят и глубиной до семи метров, параллельно придав стенкам со стороны пирамиды ступенчатую форму. В результате такого решения объем строительных работ был сокращен на десятки тысяч кубометров.

Убедиться в истинности предлагаемого объяснения может всякий, встав в траншею между западным склоном пирамиды Хефрена и вертикальным обрывом, где сходство лежащих друг напротив друга стен выделяется наиболее рельефно. Думаю, после такого натурного эксперимента мало у кого останется желание отстаивать гипотезу укладки в этом месте мегалитов, что, впрочем, не отрицает наличие их в других местах, как на пирамиде, так и в окружающих ее постройках.

Как ни странно, но это, на первый взгляд, мало, что меняющее в наших знаниях о пирамидах наблюдение, дает толчок к дальнейшим выводам. Прежде всего, ясно, что обе противоположные стены появились одновременно и, скорее всего, во времена первичных строителей. Это означает, что к моменту возникновения на территории Египта известного нам династического государства обе стены были основательно повреждены эрозией. Если облицовка действительно обязана своим появлением фараонам, ее должны были начать класть поверх основательно разрушенных старых ступеней. Конечно, некоторую подготовительную работу по частичному приведению ступеней в порядок реставраторы были просто обязаны произвести, однако им вряд ли бы удалось полностью скрыть следы древней эрозии, во всяком случае, без того, что бы не снять внушительный слой поверхности. И действительно, в целом ряде мест, где волею судеб и расторопных арабов, принявших участие в "раздевании" пирамиды для своих строительных нужд, оголились самые нижние ступени - видны достаточно глубокие впадины, которые явно кто-то пытался заделать грубым раствором вперемешку с мелкими камнями (Фото 35). Если бы облицовку клали не позднее нескольких десятилетий с момента вырубки этих ступеней в скале, столь глубокие рытвины просто бы не успели образоваться, разве что, кто-то задумал их сделать специально, дабы ввести в заблуждение будущих исследователей.



Кстати, следы доработки ступеней видны и несколько выше, где уже не так часто встречаются выбоины, но поверхность все же достаточно грубо обработана, а местами "вертикальные" участки имеют явный наклон, достигающий десятка градусов. Подобная небрежность просто не мыслима на фоне идеальной подгонки основной массы древней кладки, что явно указывает на весьма низкую квалификацию тех, кто производил реставрацию.

Еще несколькими ступенями выше монолит основания сменяется чехардой относительно небольших блоков. И хотя это явно не облицовочные блоки, как-то само собой напрашивается мысль, что они здесь оказались в связи с укладкой последних, то есть играли роль промежуточного подслоя, призванного подготовить поверхность к укладке чистового слоя, требовавшего хорошего качества подосновы. Наиболее отчетливо разнобой укладки такого подслоя на пирамиде Хефрена можно видеть непосредственно у ее вершины, где облицовка сохранилась лишь частично, и из-под нее выступают блоки самых разных размеров и ориентации (Фото 36). Чуть ниже землетрясения и время вместе с облицовкой сбросили и несколько рядов подслоя, оголив, по-видимому, по настоящему древнее ядро. Даже с расстояния в сотню метров видны порядок и тщательность укладки блоков этой части пирамиды, наглядно демонстрируя разницу в мастерстве первостроителей и пришедших им на смену реставраторов.



Отдельный вопрос вызывают расположенные в нижней части вертикальной стены траншеи наклонные узкие шахты. Их количество превышает десяток, а равенство прямоугольных сечений и регулярность размещения говорят о едином плане появления. Все шахты уходят в глубину стены траншеи под значительным углом, который на глазок соответствует углу граней стоящей вблизи пирамиды. В той же стене находится много достаточно глубоких ниш явно иного назначения, чем наклонные шахты. В частности, в некоторых из них сохранились следы захоронений. Среди последних не видно ни упорядоченности по форме, ни по промежуткам расположения. Таким образом, можно предположить, что наклонные шахты являются закономерными элементами первичных построек, а ниши появились существенно позднее и связаны с ритуальной и хозяйственной деятельностью египтян династического и последующих периодов. Проверить данное предположение можно достаточно просто. Если некоторые из таких шахт никогда не расчищались, то их дно должно хранить органику, возраст которой будет существенно превышать 4,5 тысячи лет. Правда, могло случиться и так, что во время реставрации Великих пирамид все шахты были тщательно расчищены и тогда от нашего предположения будет не много проку.

Испещренность стены напротив пирамиды подталкивает еще к одному интересному предположению: если часть хаотических ниш в ней появилась во времена, непосредственно предшествовавшие стадии облицовки, почему бы тогда же не могли быть выдолблены похожие углубления и в противоположной ступенчатой стене, представляющей основание самой пирамиды? Тогда при облицовке, отверстия этих ниш должны были бы тщательно заделываться. Но следы такой деятельности практически не возможно скрыть. В некоторых местах на почти полностью оголившихся ступенях основания пирамиды, кое-где сохранились небольшие скопления выступающих блоков, часть из которых как раз и может оказаться последствиями такой деятельности. В отличие от остальных свободно уложенных блоков эти, возможно, просто не могли быть сдвинуты со своих мест, ни землетрясениями, ни хозяйственными арабами, так как по бокам оказались заклиненными стенами ниш. В одном месте, закрывающий некую небольшую нишу камень, вообще уложен заподлицо со ступенью, но щели между ним и монолитом скалы проступают весьма отчетливо. Впрочем, в данном случае, это может оказаться следствием заделки брака, случайно возникшего при вырубке ступеней.

Пирамида Хеопса

О данной пирамиде, казалось бы, столько всего сказано и написано, что добавить нечто оригинальное практически не возможно. Однако поскольку наша основная цель - взглянуть на максимальное количество фактов с позиций предположения о значительном разнесении во времени этапов собственно строительства и последовавшей затем реставрации, уделим определенное внимание этой пирамиде и мы.

Поверхность пирамиды Хеопса не сохранила следов облицовки, которая со слов Геродота и некоторых других древних путешественников была просто идеальной. Однако, внимательно взглянув на то, что осталось можно во множестве обнаружить элементы, по своей форме явно выпадающие из четкого ритма остальных блоков. Такие элементы иногда в несколько раз выше ступеней, на которых стоят (Фото 37). Трудно представить, что их водрузили сюда те же, кто перед этим затратил колоссальный труд на укладку абсолютно одинаковых по высоте блоков. Во времена же Хеопса, для сокращения затрат в процессе подготовки к облицовке, такая "рационализация" представляется вполне уместной, так как все огрехи подготовительных операций должны были вскоре скрыться последующим чистовым слоем. И хотя подобные отклонения встречаются явно эпизодически, эти исключения только подчеркивают свою алогичность.



У пирамиды Хеопса так же как и у стоящей рядом пирамиды Хефрена некоторые нижние ступени высечены из материковой скалы. И хотя масштаб полученной от этого "экономии" не идет в сравнение с объемом скального цоколя у соседки, сам факт использования природных выступов восхищает своим рационализмом. Для наших же целей в этой "рационализации" древних строителей содержится еще одно указание на то, что к пирамидам помимо совершенных мастеров прикасалась так же рука не самых совершенных каменотесов. На Фото 38-39 представлен фрагмент двух ступеней высеченных в скале и видно, что поверхность сохранила следы довольно грубой обработки. Конечно, это не может быть сто процентным аргументом в пользу реставрации, однако в совокупности с остальными признаками, все указывает именно на двухэтапность работ. "Подправить" скальные выступы было просто необходимо после их многовековой эрозии перед началом облицовочных работ. Кстати на отреставрированных ступенях применялся раствор, внешне очень похожий на раствор с Ложной и Ломаной пирамид (Фото 40).



На то, что облицовка поверхности пирамиды Хеопса происходила во времена фараонов, указывает еще одно обстоятельство. Как известно, так называемые "вентиляционные шахты" идущие из камеры Царицы не имеют сегодня выходов наружу, а сто пятьдесят лет назад они не соединялись и с камерой внутри. При этом, когда вскрывали изнутри северную шахту, в ней было обнаружено несколько предметов, явно постороннего происхождения и среди них металлический крюк, каким древние египтяне совершали обряд "отворения уст" при мумификации умершего. Считается, что данные предметы попали в шахту во времена ее строительства. Однако, с таким же успехом они могли там появиться и гораздо позднее, то есть были обронены в процессе изготовления облицовки, которая постепенно укрыла некогда выходившие наружу верхние концы шахт. Кстати из знаменитых исследований Гантенбринка, предпринятых с помощью двух роботов, запускавшихся в южную шахту камеры Царицы известно, что у самого верха она облицована известняком внешне похожим не на известняк основного массива, а на плотный белый Туровский камень, которым, по-видимому, и была некогда облицована вся пирамида. Таким образом, небольшие дверки, в которые уткнулись на своем пути роботы, - возможно, просто обычные заслонки, которые на всякий случай поставили реставраторы внутри уходящих вниз шахт, дабы изолировать их от шедших снаружи облицовочных работ.

Согласуется эта гипотеза и с другим известным фактом. Одна из шахт, идущих наверх из камеры Царя, не далеко от своего выхода наружу была когда-то давно, закрыта листом железа, зажатым между блоками. За прошедшие тысячелетия, центральная часть металлического листа, проржавев, исчезла, а вот та, что была зажата между камнями - относительно недавно была найдена и извлечена из пирамиды.

Если предположить, что фараоны были далеко не первыми, кто занимался пирамидами, становится почти ясным и то, с чем столкнулся Аль-Мамун, впервые со времен Хеопса очутившись внутри и ни чего кроме пустых помещений там не обнаружив. Возможно, что вся начинка пирамиды исчезла задолго до правления Хеопса и была либо разворована в додинастический период, либо аккуратно демонтирована жрецами и перепрятана где-то в более надежном месте. Вполне вероятно, что во времена реставрации предпринятой Хеопсом появляются и загадочная шахта-колодец, и оставшаяся не завершенной подземная камера. Именно потому, что технические возможности древних египтян были на порядки ниже умения первостроителей, так разительно не похожи эти внутренние элементы на все остальные. В данной связи можно предположить, что во времена Хеопса были известны только нисходящий и горизонтальный коридоры. Однако, резонно полагая, что в пирамиде есть и другие помещения, Хеопс мог приказать искать их, параллельно выдалбливая камеру для собственного погребения. Поскольку мы допускаем факт, что пирамиды стояли еще тогда, когда вовсю лили тропические дожди, значит, вода, проходя через пористый известняк, могла достаточно свободно попадать в Большую галерею. Поскольку в нижнем ее конце, по-видимому, изначально существовала тогда еще тупиковая вертикальная шахта, она могла выступить своеобразным водосборником, откуда затем вода постепенно просачивалась еще ниже. В конце концов, некоторая часть влаги могла поступать в подземный коридор. При этом, за тысячелетия должны были образоваться вполне приличные щели и если сыщики Хеопса нашли их, или они догадались лить воду в одну из наклонных шахт камеры Царя, то, идя по влажному следу, как по своеобразной нити Ариадны, они вполне могли выйти на Большую галерею, вообще без всяких приборов.

Так обстояли дела, или несколько иначе, в общем-то не очень важно, главное, что существует хотя бы одно достаточно логичное объяснение, каким образом не имея чертежей и современных навигационных приборов древние египтяне могли осуществить прицельное соединение подземного коридора и Большой галереи. Для наших рассуждений данный вопрос носит принципиальный характер, так как технология применявшаяся при прокладке шахты-колодца и подземной камеры просто не оставляет возможности допустить, что эти помещения делали те же, кому принадлежит авторство всего остального.

Кстати, такая последовательность событий позволяет разумно объяснить и факт "изъеденности" не нижнего (что было бы вполне естественно), а верхнего блока гранитной пробки. Наверное, проникнув в Большую галерею через шахту-колодец и попытавшись спуститься по восходящему коридору, каменотесы Хеопса, предприняли отчаянную попытку разбить гранитную пробку изнутри, однако, поняв тщетность своих намерений, отступили, или, что более вероятно, пробили проход сбоку. Таким образом, обходящий пробку пролом мог быть сделан не Аль-Мамуном (которому вполне хватило работ просто по проникновению в пирамиду), а существенно раньше рабочими самого Хеопса, дабы облегчить себе и жрецам доступ в открытые с помощью шахты-колодца дополнительные внутренние помещения. Поскольку работы по сооружению подземной камеры, скорее всего, велись в это же время, логично предположить, что их свернули сразу же, как только была открыта Большая галерея и связанные с нею камеры. Это могло быть вызвано либо решением воспользоваться готовыми помещениями, либо вообще резким отказом от идеи пользоваться пирамидой в принципе, после потрясения связанного с открытием чего-то весьма не обычного.

Высокая техногенность большинства элементов пирамиды Хеопса давно вызывает оправданное недоумение. Взять хотя бы факт, что частота собственных колебаний так называемого "саркофага" кратна частоте собственных колебаний камеры, в которой находится. Ну, еще можно предположить, что по высоте тона звука, исходящего от удара рукой о "саркофаг", некто на слух подправлял его стенки, пока не возникла гармония. Однако известно, что с наружной стороны потолка камеры Царя выполнены высверливания в блоках перекрытий и именно эти высверливания больше всего напоминают настройку под резонанс. Но такая работа помимо представлений, зачем она делается, требует уже не столько тонкого слуха, сколько точнейших приборов.

А взять, к примеру, гранитные пробки восходящего коридора и подвижные решетки вестибюля. Принять их за устройства, призванные помешать доступу грабителей - верх наивности. Если что и может серьезно помешать не санкционированному проникновению, так это полная мимикрия с окружением. Чего проще, сделай дверь в коридор или камеру неразличимой на фоне остальных блоков, и вероятность ее взлома становится ничтожной. Вместо этого использовать ярко выделяющийся на фоне известняка гранит, мог только тот, кто решал совершенно иную задачу.

На то, что все элементы внутренних помещений пирамиды Хеопса тщательно продумывались, указывают так называемые Коридоры испытаний. Эти Коридоры расположены под поверхностью скалы рядом с пирамидой и представляют собой копию основных проходов с точнейшим соблюдением размеров и пропорций. Конечно, предварительное моделирование проходов могло понадобиться и при строительстве ритуальных помещений, однако существенно более логично этим заниматься при возведении технических сооружений, для которых вопрос функциональности может зависеть от мельчайших деталей.

Версия автора

Гадать, зачем возводились Большие пирамиды, не зная, кто их строил и когда, занятие практически безнадежное, но я, все-таки, попытаюсь выдвинуть свою версию, хотя и отдаю отчет в ее не значительной вероятности.

Предположим, что современное человечество вдруг решит увековечить в неком величественном сооружении самое глубокое свое знание о Мире. Какой научный факт, и в какой форме заслуживает быть удостоенным такой чести? При всем многообразии потенциальных кандидатов, наверное, мало у кого возникнут возражения, что самой выдающейся современной научной концепцией является Общая теория относительности Эйнштейна. Именно с этой теорией связаны наиболее впечатляющие успехи науки в раскрытии тайн Вселенной. Ее законами пронизаны движения мельчайших пылинок и целых галактик. Благодаря ей, человечество приблизилось к пониманию законов эволюции звезд и заглянуло на миллиарды лет в глубины веков, вплотную подойдя к первым мгновениям так называемого Большого взрыва.

Определившись с тем, что воплощать, хотелось бы столь же четко решить и вторую часть вопроса, а именно, в какой форме? Увековечивать математические формулы практически бессмысленно, поскольку, спустя несколько тысяч лет, скорее всего, окажутся измененными почти все символы. Значит, сооружению надо придать такую форму, которая бы сама по себе и независимо ни от чего характеризовала теорию относительности. Кажется удивительным, но такая форма в теории относительности действительно содержится. Это так называемый световой конус, или другими словами совокупность траекторий световых лучей. Однако, поскольку пространство-время четырехмерно, а архитекторы творят в трехмерном мире, для воплощения подобной идеи придется пожертвовать одним измерением и оставить только три, одно - временное и два - пространственных. При таком упрощении световой конус становится похож на песочные часы и выглядит так, как это изображено на рис.41. Значит, памятнику желательно придать именно такую форму.



Но в этом случае, сила тяжести и воздействие атмосферы достаточно быстро разрушат верхнюю половину сооружения, оставив только более устойчивый низ. Поэтому изначально вряд ли имеет смысл тратить огромные силы и средства на полную модель, которая все равно достаточно быстро придет в упадок. Строителям гораздо рациональнее сразу же сосредоточиться исключительно на нижней половине символа.

Итак, пожелай наши современники увековечить в неком величественном строении основы теории относительности, пожалуй, лучшим воплощением этой идеи стала бы пирамида примерно такого вида, как изображена на рис.42.



Аналогия с египетскими пирамидами достаточно очевидна. Однако световой конус теории относительности имеет в основании круг, тогда как Великие пирамиды в плане квадратны. Различие слишком принципиально, что бы быть связанным с, в общем-то, незначительными инженерными трудностями при строительстве округлых склонов по сравнению с плоскими. Поэтому если строители пирамид действительно хотели передать с их помощью свое знание основ мироустройства, выбранная прямоугольная форма отнюдь не случайна. Скорее уж можно предположить, что ими двигало желание увековечить идеи отличные от Эйнштейновской теории. Кстати, ни один серьезный физик или философ никогда и не брались утверждать, что современная теория относительности содержит в себе окончательное знание о структуре материального мира. Более того, сам Эйнштейн, как и многие другие ученые, осуществлял поиск так называемой Единой теории поля, - научной концепции, которая с максимально общих позиций объяснила бы все физические явления. Пока такой теории не создано, но это вовсе не значит, что ею не могли владеть строители пирамид.

Таким образом, возможно, форма пирамид это не только символ научных достижений древней цивилизации, но и своеобразная подсказка, нам ныне живущим, в каком направлении следует искать самые главные законы Вселенной.

Среди огромного множества идей, на которых современные ученые пытаются строить Единую теорию поля, почти наверняка есть попытки, предпринимаемые в правильном направлении. Однако, не имея понятия, на чем следовало бы сосредоточиться в первую очередь, огромные средства и силы тратятся не совсем по адресу. При этом, если вооружиться формой пирамид, как критерием, на основе которого можно было бы попытаться разделить теории на перспективные и не очень, то из всего разнообразия современных моделей останется не так уж и много. Среди них одна представляется наиболее интересной. Согласно ей, Мир это не пространство, как полагал Евклид и даже не пространство-время, как принято считать со времен Эйнштейна, а самое что ни на есть чистое четырехмерное время. Если принять данную концепцию, - пространства, во всяком случае, в том виде, каким мы его привыкли себе представлять, объективно не существует. Оно, своего рода, иллюзия, автоматически возникающая, как только в однородном и, в общем-то, равноправном по всем своим измерениям многомерном времени одно из направлений выбирается в качестве инерциальной системы отсчета некоего наблюдателя. Дополненная конкретным масштабом, такая система отсчета становится собственным временем, по отношению к которому наш наблюдатель может замерять интервалы, проходящие по его часам между посылкой и приемом обратно неких характерных сигналов. В качестве последних выступают прямые, не совпадающие с прямой, являющейся мировой линией наблюдателя. Именно благодаря этой несимметричной процедуре однородное четырехмерное многообразие чисто временных событий, расслаивается в представлении наблюдателя на выделенное одномерное время и явно отличные от него три физических измерения.

Оказывается, что когда в качестве

 
страница: 1 2 3 4
 
Оценка:
1
2
3
4
5
Ваше имя:
Ваш e-mail:
Адресат реплики:
Мнение:
  Получать ответы на своё сообщение
  TEXT | HTML
Контрольный вопрос: сколько будет 6 плюс 7? 
 
Дизайн и программирование - aparus studio. Идея - negros.
TopList